Донбасс Опера. 89-й театральный сезон

Брызги шампанского: «Фальстаф» из Донецка на фестивале «Видеть музыку»

Брызги шампанского: «Фальстаф» из Донецка на фестивале «Видеть музыку»
На Новой сцене Большого в рамках VII Фестиваля музыкальных театров «Видеть музыку» показали оперу «Фальстаф» «Донбасс Оперы».

Фестиваль-полифония «Видеть музыку», ставший за прошедшие годы неотъемлемой частью столичного музыкально-театрального пленэра, открылся 13 сентября в Детском музыкальном театре имени Наталии Сац. Смотр музыкальных театров «всея Руси» продлится в Москве два месяца — будет показано более тридцати спектаклей со всех концов большой страны и даже из ближнего зарубежья. Организатор столь масштабного праздника музыки и театра — Ассоциация музыкальных театров России, возглавляемая с 2014 года худруком Театра Сац Георгием Исаакяном: сегодня она объединяет 60 коллективов от Калининграда и Симферополя до Якутска и Хабаровска. Кроме российских театров, членами ассоциации являются коллективы из Минска и Донецка, Еревана и Баку, Астаны, Алма-Аты и Ташкента. Фестиваль проводится при содействии российского Минкультуры и Президентского фонда культурных инициатив, что сделало возможным составить богатую афишу гастрольных показов.

Открыл фестиваль показ AR-оперы Константина Комольцева «Любовь к трем цукербринам», чья премьера прошла в Детском музыкальном театре имени Наталии Сац в самом конце минувшего сезона. Вторым событием фестиваля стали знаковые гастроли — в Москву приехал Донецкий театр оперы и балета имени Анатолия Соловьяненко. Коллектив из ДНР в прежние годы уже привозил такие спектакли, как «Турандот», «Кармина бурана», «Бал-маскарад». Нынешний визит особый: впервые в статусе столичного оперного театра признанной Россией республики и впервые прямо с линии фронта: как известно, тяжелые бои идут вблизи Донецка, столица ДНР по-прежнему находится под обстрелами. Все годы, начиная с 2014-го, само существование «Донбасс Оперы» воспринимается как чудо, нечто поистине героическое. При этом сами спектакли удивляют достаточно высоким качеством, которое можно оценивать без всяких скидок. Текущие условия существования донецкого коллектива с трудом поддаются осмыслению, но несмотря на экстремальные трудности, «Донбасс Опера» отважилась привезти на фестиваль сложнейшее произведение — последнюю оперу Джузеппе Верди «Фальстаф».

Как известно, комические оперы не были специализацией великого итальянского композитора. Это его вторая подобная опера, а первый опыт вообще в веселом жанре — «Король на час, или Мнимый Станислав» с треском провалился на премьере в «Ла Скала». Верди переживал тогда тяжелейший период своей жизни — смерть двоих детей и жены, — и комедия получилась у него так себе… Второй раз к этому жанру он обратился на склоне лет, познав к тому моменту мировую славу в качестве автора великих музыкальных драм. Его лебединая песня — «Фальстаф» по комедии боготворимого им всю жизнь Шекспира получилась настоящим шедевром, но весьма необычным для композитора. Ее сложность — в отсутствии законченных номеров, стремительном развитии действия, бешеном темпе, а самое главное — в огромном количестве ансамблей разных составов. За «Фальстафа» можно браться, не имея великих голосов — здесь не обязательно демонстрировать вокал уровня «Аиды», «Силы судьбы» или «Бала-маскарада». Но ансамбли должны быть собраны с математической точностью, спеты идеально с точки зрения ритма и интонации, да к тому же еще и легко, играючи, почти в моцартовском ключе. Иначе не будет в исполнении главного — искрометного духа комедийности.

Освоение стилистики позднего Верди для «Донбасс Оперы» — еще дело будущего: на московском показе многое не вполне получилось, филигранного баланса и темпоритмического соответствия не наблюдалось ни в оркестре, ни между многочисленными солистами этой обильно населенной оперы. Особенно это было заметно в первом акте. К середине спектакля ситуация стала заметно лучше, дирижеру Юрию Парамоненко в большей степени удалось собрать воедино сложную мозаику прихотливой вердиевской комедийности. В отношении певческих работ справедливо констатировать превосходство мужских голосов над женскими, хотя в исполнении и тех и других, безусловно, были приятные моменты. Впрочем, если вспомнить, что это за театр, в каких условиях он пытается выжить и при том берется за сложнейшие образцы оперной литературы, всякая критика тут оказывается неуместной.

Спектакль в постановке петербургского режиссера Александра Лебедева появился в репертуаре «Донбасс Оперы» два года назад — к военным трудностям добавилась еще и пандемия, но это не остановило героических дончан. Публику встречают предваряющие увертюру шумы мегаполиса и на аванзанавесе — виды узнаваемых туристических достопримечательностей британской столицы (сценография Сергея Спевякина). Действие перенесено, судя по костюмам (работа Оксаны Кубекиной), в современность, хотя и с вкраплениями старины — отправляясь на завоевание виндзорских кумушек, титульный герой наряжается в кружева и перья шекспировских времен. В последней же картине — в парке, где проказницы устроили маскарад-западню незадачливому ловеласу, — и вовсе эклектичное смешение всевозможных стилей и эпох. Легкие планшеты способствуют быстрой смене декораций — для каждой картины она своя, поэтому публика видит и городскую площадь, и убранство дома Фордов, и упомянутый парк с огромным дубом, и театральный подвал. Последний тут появился не по ошибке: он заменяет собой положенный по либретто Арриго Бойто трактир, поскольку в версии Лебедева Фальстаф — старый, самовлюбленный, но уже не востребованный артист: о былой славе напоминают лишь развешанные по стенам старые афиши. Прием театра в театре не революционен, но для гротескного образа Фальстафа и комедийно-маскарадного содержания вердиевского шедевра оказывается хорошей находкой.

Помимо визуальной убедительности, немалым достоинством спектакля является добросовестность самой постановки: видна работа с каждым актером, продуманность мизансцен: режиссер сумел создать действо логичное и динамичное. Наблюдать за перипетиями сюжета, за тем, как дурачатся герои Шекспира/Верди, увлекательно, это зрелище оставляет у публики приятное послевкусие от соприкосновения с подлинной комедийностью — искристой, как хорошее шампанское.

Рецензия Александра Матусевича
1
0
Поделиться своими мыслямиx