Донбасс Опера. 89-й театральный сезон

Худрук Донбасс Оперы рассказал о балете «Война и мир», который покажут в Петербурге

На следующей неделе, 6 декабря, в Большом концертном зале «Октябрьский» состоится петербургская премьера балета «Война и мир» (6+). Художественный руководитель постановки – худрук донецкого театра оперы и балета «Донбасс Опера» Вадим Писарев – рассказал «Петербургскому дневнику» о работе над спектаклем.

– Вадим Яковлевич, в балете участвуют артисты московского театра «Кремлевский балет», донецкого театра оперы и балета «Донбасс Опера» и Воронежского государственного театра оперы и балета. Расскажите о постановке.

– О ней можно рассказывать много! Сама идея поставить «Войну и мир» родилась давно. Народный артист России, художественный руководитель и главный балетмейстер театра «Кремлевский балет» Андрей Петров говорил о своем замысле еще в 1990-е годы. Но тогда эта идея поддержки не нашла.

В итоге мы начали репетировать чуть меньше года назад. Мы приезжали в Москву и работали над произведением, записывали, кстати, все на видео, что, на мой взгляд, было очень правильным. Андрей Петров жил этим масштабным балетом все последние годы. В апреле 2023 года его не стало…

Вообще, число 23 всегда было рядом. 23 февраля мы начали репетиции, 23 апреля проводили Андрея Борисовича в последний путь, 23 августа состоялась премьера в Симферополе.

– Правда, что на сцену выйдут 200 человек?

– Да. Даже больше. В этой постановке принимают участие 220 человек, также мы привлекли 40 человек хора. При этом в Петербурге в спектакле будет участвовать балетная школа «Эрмитаж». Надо понимать, что «Война и мир» – это монументальное произведение, не халтура! Все очень сюжетно, выработано и масштабно. И по костюмам, и по декорациям, и по бутафории – ружья, копья, шпаги… Представьте, в первом акте идет 25 картин, во втором – 21 картина, я не знаю ни одного спектакля, в котором так много перемен. Все как в кино. Тут Аустерлиц, следом бал, любовные сцены с Пьером Безуховым, потом Бородино, выход Кутузова… Это лучше хотя бы один раз увидеть, чем тысячу раз слушать меня.

Да, проект требовал больших затрат. Но мы выиграли грант и поэтому имели возможность все это сделать.

– Обстановка сейчас в Донбассе, как известно, не самая простая. Как удалось создать столь масштабное произведение во время боевых действий?

– Львиная доля всех работ действительно легла на донецкий театр оперы и балета «Донбасс Опера». Генеральный директор Евгений Денисенко приложил максимум усилий при создании декораций, а идея грандиозных костюмов принадлежат Ольге Полянской, супруге Андрея Борисовича Петрова. Тут столько всего перекликается! Мы вытянули этот огромнейший проект и показали его с Божьей помощью.

– Какую музыку смогут услышать зрители?

– В спектакле звучит прекрасная музыка композитора Вячеслава Овчинникова. Это раз. Во-вторых, мы использовали в спектакле первый гимн России, который был посвящен Екатерине II. И в-третьих, в спектакле прозвучит гимн Наполеона, когда французы отступают.

Зритель будет не только видеть костюмы, хореографию, декорации, но и соприкоснется с историей в музыкальной части: мелодии, которые звучали 200 лет назад, будут звучать сегодня!

– Вы посвятили балету всю свою жизнь. При этом в одном из интервью можно прочитать, что в детстве вы балет не очень-то и любили. Как так?

– Вы знаете, я же вышел из народа, из шахтерской семьи, и поэтому балет не очень понимал. Не понимал этих мужчин в обтягивающих трико, мне это было чуждо… А вот в ансамбле «Зарница» мне нравилось. Моя старшая сестра в это время занималась в хореографической балетной школе на проспекте Ватутина, и меня туда перетянули. Там я проучился два года. А после этой школы – в 1975 году – я уже поступил в Киевское хореографическое училище.

– То есть балет в конечном итоге вы все-таки полюбили?

– Полюбил или не полюбил, не знаю. Но одно я тогда знал точно: мне надо было учиться, заниматься и совершенствоваться именно в этом, потому что у меня получалось. Восемь лет учебы я прожил в интернате при училище. У нас в комнате было по 12 человек. Мы, мальчишки, пережили и голод, и избиение старшими, и потом их уважение, была и самоподготовка, и сложные экзамены… Но это было лучшее советское время, считаю, эпоха золотого расцвета искусства!

«Петербургский дневник»