Донбасс Опера. 89-й театральный сезон
сезон-планшет
сезонмоб

Три амплуа Оксаны Антоненко

Три амплуа Оксаны Антоненко
Говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Как нельзя лучше это утверждение подходит нашей гостье – Оксане Антоненко, главному режиссеру «Донбасс Оперы», а также прекрасной певице и идеальной маме.

СТАНОВЛЕНИЕ ПЕВИЦЫ

– Оксана, как вы начали заниматься музыкой? В вашей семье были люди, имевшие отношение к творческим профессиям?

– Родители не имели отношения к творческим профессиям, но музыка всегда была неотъемлемой частью нашей семьи. Мама хорошо поет. Когда я росла, в нашем доме звучали украинские песни.

Заниматься музыкой я захотела сама. Когда родители узнали, что я мечтаю учиться в музыкальной школе, то это стало для них неожиданной новостью. Они отвели меня на прослушивание, и я начала осваивать фортепиано. Одновременно пела в хоре, руководительница которого сказала: «У девочки хороший голос, она будет у нас солисткой». Музыку я полюбила настолько, что твердо решила связать с ней свою жизнь. Но тогда я еще не знала, что стану оперной певицей, ведь мне нравилось и петь, и музицировать. Причем современная музыка, в частности рок, интересовали меня в те времена больше, чем академический жанр.

После школы я поступила в музыкальное училище, в класс Галины Михайловны Осадчей-Добровой. Прекрасный преподаватель и светлый человек! Она научила меня многому, в том числе и стилю – как в музыке, так и в жизни. Именно она познакомила меня с миром оперного искусства.

После третьего курса музыкального училища я решила попробовать поступить в консерваторию (так тогда называлась наша музыкальная академия). Получилось! Попала в класс Нины Ивановны Зуевой.

– Расскажите о ее вкладе в формирование вас как оперной певицы.

– Нина Ивановна была прекраснейшим человеком с мягким характером. У нее были огромный опыт, яркая творческая карьера, красивейшее меццо-сопрано. И преподавателем она оказалась тоже великолепным. Для нас, учениц из первого набора, она стала настоящей вокальной мамой, которая окружила нас теплом и заботой, стремясь передать нам все лучшее из своего богатейшего опыта. Наше общение продолжалось и после того, как я начала работать в театре. Она всегда давала бесценные советы, приходила на мои спектакли, помогала найти ответы на многие животрепещущие вопросы. Ее оценки моих первых шагов на сцене Донецкого театра оперы и балета были для меня очень важны. Да и ей, я думаю, было радостно видеть, как растет в актерском плане ее первая выпускница.

К сожалению, Нины Ивановны уже нет с нами. Светлая память этому потрясающему человеку!

Три амплуа Оксаны Антоненко

ОПЕРНЫЕ ПАРТИИ

– Помните первый выход на сцену Донецкого театра оперы и балета, свои чувства в тот момент?

– Один из первых выходов состоялся еще во время учебы в консерватории, где наш легендарный дирижер Тарас Остапович Микитка руководил оперной студией. Мне посчастливилось готовить с ним оперные партии, одной из которых стала роль донны Эльвиры в «Дон Жуане» В. А. Моцарта. Спектакль готовился вместе с оркестром консерватории, и все партии в нем исполняли наши студенты. Поэтому самый первый выход на сцену хоть и был волнительным, но страха я не испытывала.

Гораздо больше волновалась, когда сдавала госэкзамен, исполняя партию Мими в «Богеме» Дж. Пуччини. Меня ввели в репертуарный спектакль нашего театра. Все коллеги на сцене были солистами оперы, а я одна – студентка, выпускница. Побороть страх помогло отношение партнеров по спектаклю, окруживших меня теплом и заботой. Кстати, готовила я партию Мими тоже вместе с Тарасом Остаповичем Микиткой и Виктором Михайловичем Лемко.

– Какими спетыми оперными партиями гордитесь? Что из своего репертуара считаете самой большой творческой удачей?

– Конечно, это Мими. Но была ситуация, когда мне пришлось спеть и другую партию из оперы «Богема» – Мюзетты. Поводом для гордости я могу считать и партию Дездемоны из оперы «Отелло» Дж. Верди. Так сложилось, что я ее приготовила в самые кратчайшие сроки, а исполнила не только на нашей родной сцене, но и на гастролях в Испании.

В РОЛИ РЕЖИССЕРА

– Почему в рассвете карьеры оперной певицы вы решили приобрести еще и профессию режиссера?

– К такому решению подтолкнул опыт гастрольной деятельности. В Италии и Испании приходилось выступать на разных сценах, порой даже на открытых площадках. Наши спектакли нужно было вместить в новое пространство с наименьшими потерями. Для меня как для солистки была интересна эта трансформация, сопряженная с импровизацией. Также пришлось работать с иностранными солистами, которые вливались в наш спектакль, не зная декораций и мизансцен наших постановок. Я с удовольствием им помогала и все разъясняла. Мне это было интересно.

И в 2011 году я поступила в Российскую академию театрального искусства (РАТИ ГИТИС) в Москве на кафедру режиссуры музыкального театра. У нас, студентов, была возможность посещать самые интересные спектакли, в том числе нам выпал шанс побывать на исторической сцене Большого театра, которая тогда еще не была открыта после реконструкции. Мои однокурсники состоялись в режиссуре и разлетелись по многим городам России и стран СНГ.

Большой удачей стало то, что я училась в мастерской у Юрия Константиновича Лаптева, великолепного баритона и прекрасного режиссера. Его отец Константин Лаптев был лучшим Риголетто Советского Союза. Мне и моим сокурсникам по-хорошему завидовали студенты других кафедр, ведь попасть к такому мастеру – это просто подарок судьбы. Потом мне посчастливилось работать ассистентом Юрия Константиновича в нашем театре над постановкой оперы «Бал-маскарад» Дж. Верди в 2015 году, в самый сложный период «Донбасс Оперы». Наших зрителей, артистов театра и генерального директора, народного артиста Донецкой Народной Республики Евгения Ивановича Денисенко очень впечатлила работа этого мастера. В 2018 году наш театр снова пригласил Лаптева для постановки оперы «Пиковая дама» П. И. Чайковского, а я снова была его ассистентом.

Три амплуа Оксаны Антоненко

– Случалось ли, что в каких-то постановках вы выступали и как режиссер, и как исполнительница одной из ролей?

– Да. Не всегда легко сочетать два амплуа. Певица подчиняется воле режиссера. А когда проводишь спектакль еще и как режиссер, это сложновато. Я очень люблю работать в опереттах в партиях Розалинды в «Летучей мыши» И. Штрауса, Теодоры Вердье в «Мистере Иксе» И. Кальмана, Ганны Главари в «Веселой вдове» Ф. Легара. «Мистера Икс» и «Веселую вдову» я веду как режиссер. Иногда коллеги говорят: «Выключи режиссера!» – видимо, я смотрю на них критично, как режиссер, когда кажется, что в чем-то недорабатывают. Эмоции надо переключать и быть где-то солисткой, где-то режиссером.

– Случается, что солисты спорят с вами при постановках спектаклей, высказывая свое видение роли? Как решаете проблемы при разных взглядах на трактовку образа?

– Задача режиссера не доказать, а убедить своих коллег. Идея спектакля идет от постановщика, от того, как он преподнесет то или иное видение. Но воплощает все большой коллектив, который доносит эту мысль: художник, дирижер, оркестр, солисты, хор. Споры бывают даже при постановке концертов. Иногда, чтобы убедить спеть арию так, а не иначе, я привожу исторические факты о времени, когда было создано произведение, или другие доводы. Если роль идет на сопротивление, ничего хорошего из этого не выйдет, актер будет доносить только свое видение, и это разрушит общую канву спектакля и идею.

САМОЕ ВАЖНОЕ ДОСТИЖЕНИЕ

– У вас растет замечательная дочь. Если она тоже захочет стать оперной певицей, как вы отнесетесь к этому?

– Дочь – мое самое важное достижение в жизни. Богдана одарена творчески. В свои 12 лет она учится в музыкальной школе (фортепиано и флейта), занимается балетом в школе хореографического мастерства Вадима Писарева, прекрасно рисует. Особенно меня радует, что Богдана хочет петь и у нее это получается. Конечно, я поддержу ее в выборе профессии и не буду против творческого пути. Наоборот, помогу. И я уверена, что мой творческий опыт ей пригодится.

Автор: Ольга Стретта

Share on vk
Share on facebook
Share on telegram
Share on odnoklassniki

Другие новости

Он пел сердцем

18 февраля народному артисту Украины Валентину Землянскому исполнился бы 91 год. Дата не юбилейная, но хотелось бы в ее канун вспомнить о солисте Донецкой оперы, который пел сердцем, жил музыкой и ради музыки.

Читать »